Австралийские Пиявки

Опус про австралийских пиявок (полезная и бесполезная информация) Пиявки

Отправилась я 25 декабря 2011г в город-герой Сидней, собирать материал о Сиднейском заливе для журнала Вокруг Света. Летела туда не без приключений. В день вылета в Москве все вдруг растаяло, а потом замерзло. Самолет оброс сосульками, иллюминаторы заиндевели, взлетно-посадочную полосу покрыл черный лед. Рейс задержали. Пассажиров сначала долго морозили в автобусе, потом еще дольше парили на борту. Домодедово закрыли, а мой шереметьевский рейс все ж таки взлетел, так что жаловаться по большому счету было не на что. Через 27 часов прибыла в Сидней. Он встретил хмурым небом и дождичком. Вокругсветовская редакция больших гонораров не обещала, так что селится в гостиницу было жадно. Решила остановится у друзей, харьковских математиков. Домик у них оказался совершенно чудесный, с видом на лес и ручей.

Сидней имеет замечательную систему внутригородских национальных парков и водоохранных зон. Почти каждый ручей окружен экологическим коридором, метров по 50-300 шириной. Природа внутри экологических коридоров сохраняется в состоянии максимально приближенном к первозданному. Именно на такой лесной оазис и выходили окна и огород друзей-математиков. Очень живописно! Чистый, напоенный ароматом акации и эвкалипта, воздух. Никакого разграничения между приусадебным участком и заповедником нет, одно плавно перетекает в другое. По грядкам с чувством полной безнаказанности слоняется кустарниковая курица Alectura lathami (австралийская птица размером с хорошего индюка). На нижних ветвях старого эвкалипта восседает парочка огромных всеядных зимородков, кукабарр. Выше по стволу снуют пестрые зелено-сине-красные попугаи лори. В запущенном бассейне плавает огроменная водяная агама. Лес насыщено зелен и высок, противоположной стороны лощины не видно. Нет ни малейшего ощущения, что ты в городе.

Меня накормили котлетами, оливье, креветками и тортом. Благо холодильник все еще ломился от рождественских яств. Я поела, приняла душ, забралась на диван и… уснула. Сказался дальний перелет и разница во времени. Проснулась ближе к вечеру. В доме никого, хозяева уехали на построждественский шопинг. Лес манит зеленью и птичьими голосами. Решила пойти погулять.

Спустилась в неглубокую лощину, перешагнула ручей, нашла тропинку, пошла вниз по течению, в направлении залива.

В уходящем году выпало очень много дождей, кончилась десятилетняя засуха и Австралия зазеленела не на шутку. Вот и сегодня накрапывал дождь. Пасмурно и прохладно. Градусов двадцать, а может и меньше. Но я только что прилетела из зимней Москвы, мне ли роптать на холодное австралийское лето?

Иду по лесу, перескакиваю упавшие стволы, пригибаюсь под лианами. Влажная трава по колено, весело журчит ручей, от цветущей акации пахнет восьмым марта. Душа радуется! Ручей постепенно набирает силу и падает в небольшой каньон. Красота! Лезу по краю каньона, хватаюсь за жесткие листья ксантореи. Ура! Я снова в Австралии! Я ее люблю!
До залива так и не дошла. Стало смеркаться и я повернула домой. Шла той же тропинкой. По дороге вспугнула двух уток и агаму. Утки взлетели, агама занырнула.
Домой вернулась в полумраке. Ноги мокрые, кроссовки грязные – стала разуваться на веранде. И тут… ТА ДА ДА ДА… обнаружила на ноге пиявку!

Ай ай ай! Как же то я про них забыла?! Семь месяцев с марта по сентябрь колесила по всей Австралии, водила туристические группы, ездила в научные экспедиции, ходила по самым диким и отдаленным уголкам, спала в джунглях… и ни разу НИ-РА-ЗУ меня никто не укусил! А тут в первый же день вышла на часок в городской парк… и словила пиявку!
Да не одну! Дальнейшее исследование проблемы показало, что я ими просто обвешана. Вокруг щиколотки шевелилась бахрома кровопийцев-нахлебников.

Пиявка Leech Пиявка Leech  Пиявка Leech

Бросилась их счищать. Но не тут то было, пиявки проявили чудеса изворотливости! Стряхнуть их было невозможно, так как, оторвавшись от стопы, они сиесекундно присасывались к пальцу. Раздавить тоже было сложно, так как их тела были слишком скользки и мускулисты (противно). Мой пиявочный бой напоминал эпическую схватку со Змеем Горынычем, которому сколько голов ни руби – столько же вновь и вырастет. Неистребимые пиявки явно выигрывали! Теперь они расползлись не только по моим ногам, но и по рукам! Надо было что-то делать!

И тут мой взгляд упал на пластиковый контейнер с плавающем в нем окурками. Видать харьковские математики имели привычку тушить свои бычки в воде. Передо мной стояла их импровизированная аква-пепельница.

Как известно, капля никотина убивает лошадь. Сейчас проверим как он действует на пиявок! Я схватила контейнер и стала спихивать в него моих вампирят. Они упирались, но процесс все же пошел. Пиявки попадали в никотиновую воду и более из нее не показывались. Так я справилась примерно с дюжиной, пять из которых успели меня прокусить. Из ранок на щиколотках безостановочно сочилась кровь. Сворачиваться она не желала, так как со слюной пиявок в место укуса попал белок гирудин, вещество подавляющее коагуляцию крови.

Наукой описано примерно полтысячи видов пиявок. Далеко не все из них питаются кровью, некоторые потребляют отмершую ткать, другие охотятся на мелкую живность, заглатывая добычу целиком. Среди кровососущих видов, только примерно десять процентов имеют челюсти и хитиновые зубы, способные прокусить кожный покров. Остальные виды используют другие технологии или ограничиваются тем, что поглощают кровь, сочащуюся из уже существующих ран. У напавших на меня пиявок челюстной аппарат явно присутствовал.

Вместе с родственными им дождевыми червями и морскими полихетами, пиявки составляют тип Annelida (кольчатые черви). Тело пиявки состоит из сегментов и имеет две присоски. Одна на переднем конце вокруг рта, другая на хвосте. Задняя часть и находящаяся на ней присоска, массивнее, чем передний отдел, что зачастую вводит людей в заблуждение о том, где собственно у пиявки голова, а где хвост. Длина тела у разных представителей группы варьирует от нескольких миллиметров до десятков сантиметров. Самый крупный вид Haementeria ghilianii обитает в бассейне Амазонки. В длину этот гигант достигает 45 см, в ширину 10 см.

Большинство видов пиявок живет в пресных водоемах, однако группой освоены как наземные, так и морские биотопы. Своих пиявок, я насобирала именно на суше. Сухопутные пиявки движутся как бы шагами, попеременно присасываясь к субстрату то передней, то задней присоской.  Прикрепление осуществляется как за счет концентрической мускулатуры присоски, так и за счет выделяемого ей мукуса.

Пиявка присасывается к жертве до полного удовлетворения аппетита, после чего хватка присоски ослабевает и сытый вампир отваливается. Животные и люди не чувствуют пиявку, так как в её слюне присутствует анестетик, заглушающий боль укуса. Выпитая кровушка запасается в специально модифицированном отделе пищеварительного тракта, который способен к значительному растяжению. Напившийся червь примерно в пять раз крупнее и тяжелее голодного. Продуцируемый пиявкой антикоагулянт сохраняет кровь в жидком состоянии, а живущие в кишечнике симбиотические бактерии обеспечивают ее консервацию. Таким образом поглощенная кровь не разлагается, а остается свежей в течении нескольких месяцев. Переваривание происходит постепенно, по мере надобности. Поэтому пиявке нет нужду часто охотится. Для поддержания жизни ей может хватить двух кормежек в год.

размножение пиявок

Размножаются пиявки весьма своеобразно (с нашей точки зрения). Будучи гермафродитом, каждая пиявка несет в себе как мужские, так и женские половые органы. В преддверии копуляции партнеры располагаются параллельно, но в обратном друг другу направлении, в народе это называется “валетом”. В таком положении происходит синхронное взаимное оплодотворение, при котором копулирующие особи одновременно выполняют роль и самцов и самок. Гермафродитизм пиявок был приобретен вторично. Эволюционные предки пиявок раздельнополы.
К периоду размножения на теле пиявки, проступает специализированный сегмент, именуемый пояском. Поясок выделяет белковую слизь из которой формируется опоясывающий червя кокон. Сокращением мышц, пиявка перемещает подсохший обручеобразный кокон вдоль тела. Во время передвижения в кокон из женского полового отверстия поступают оплодотворённые яйцеклетки. Сброшенный через голову кокон замыкается, образуя инкубационную камеру. В дальнейшем, белковые стенки кокона станут первой пищей вылупившейся молоди.

leeches draw3(1)

Некоторым видам пиявок даже свойственна активная забота о потомстве. В этом варианте, самка не оставляет кокон, а прикрепляет его себе на брюшную поверхность, тем самым защищая свое потомство и доставляя его к источнику пищи.

Дыхание осуществляется сквозь кожный покров. В водоемах с низким содержанием кислорода пиявки подымаются в более аэрированные поверхностные  слои. Тоже самое происходит и при понижении атмосферного давления, так как падение давления влечет за собой уменьшение концентрации кислорода в воде. В старые времена налитая водой банка с пиявками служила своеобразным барометром. Если пиявки переставали плавать по всей толще воды и скапливались у поверхности = значит давление падает = жди плохой погоды.

В Австралии сухопутные пиявки распространены везде, где есть влажная почва. Во время засух некоторые виды зарываются в грунт, где способны дождаться лучших времен, даже при полном отсутствии почвенной влаги. В таких условиях пиявка как бы мумифицируется: мускулы максимально сокращаются, тело затвердевает, присоски исчезают, кожа становится абсолютно сухой. Нескольких капель воды достаточно чтобы “мумия” ожила, расправилась, выпустила присоски и обрела аппетит.

Обычно у каждого вида пиявок есть свой излюбленный пищевой ресурс, будь то моллюски, млекопитающие, рыбы, амфибии, рептилии, черви или птицы. Однако если любимый “донор” долго отсутствует, то ради спасения своей жизни пиявка не погнушается и менее лакомым вариантом. Так паразиты птиц, могут снизойти до кусания человека, а паразиты рыб до кусания лягушек. Некоторые пиявки высасывают жизнь из других кровососущих пиявок. Если размер тела паразита близко сопоставим с размером тела жертвы, то сеанс кровопускания может закончится изнеможением и смертью донора. Людям эта участь не грозит, так как даже самые хрупкие из нас значительно больше целого легиона пиявок.

пиявки leeches

Не стоит воспринимать пиявок, как отождествление зла. Есть от них и польза. Вот уже более двух с половиной тысяч лет люди используют пиявок в медицинских целях. Первое упоминание гирудотерапии (лечения пиявками) встречается в древнеиндийских ведических текстах. Наибольшей популярностью в Европе пиявки пользовались между 1830 и 1850 годами Девятнадцатого века. В те времена их (а так же другие виды кровопускания) прописывали на право и на лево, в буквальном смысле от всего. В результате спрос на сие лекарство так возрос, что цены подскочили, и  бедных пиявок чуть не истребили, переловив по всей Европе. Невольно вспоминается старина Дуримар и его “дорогие, веееееесьма дорогие, пиявочки”. К счастью времена бесконтрольного кровопускания прошли, и сейчас пиявки используются только по делу. Они успешно применяются в пластической хирургии, когда венозная недостаточность препятствует заживлению мускульной ткани и кожных покровов. В этом случае, подсаженные на места хирургического вмешательства, пиявки отсасывают застоявшуюся кровь, предотвращают тромбозы и в целом способствуют возобновлению нормального кровоснабжения. Пиявками даже убирают синяки и воспаление среднего уха. В последних случаях не столько важен дренаж крови, сколько антикоагуляционные свойства впрыскиваемого пиявками белка гирудина, разжижающего кровь и растворяющего гематомы. В медицине к пиявкам относятся также, как к не поддающимся стерилизации инструментам и если используют повторно, то только на одном и томже пациенте. Конечная участь терапевтической пиявки незавидна, её уничтожают.

Пиявка Leech

Европейская медицинская пиявка имеет три челюсти, оставляющие после укуса, надрез в виде перевернутой латинской буквы Y. Поцелуй австралийской пиявки читается, как латинская буква V, так как челюстей у нee всего две. Количество и расположение пар глаз также является идентификационным признаком.

Голодная пиявка весьма подвижна и восприимчива к изменению света и механическому контакту. Она активно исследует окружающее пространство, часто меняя свое местоположение и вращая тело то в одну, то в другую сторону. Есть и другой вариант поведения изголодавшейся пиявки: она встает на заднюю присоску, вытягивается в струнку и замирает в ожидании жертвы, словно, почуявший фазана, поинтер. Попав на потенциальную жертву пиявка будет ползти и тыкаться из стороны в сторону пока не найдет пригодный для атаки участок открытой кожи. Уж чего чего, а упорства и целеустремленности голодной пиявке не занимать.

Пиявка Leech  Пиявка Leech  Пиявка Leech

Существует бессчетное количество рецептов того, как уберечься от пиявок, но к сожалению ни один из них не является стопроцентной защитой. Чтобы оградиться от назойливых вампиров австралийцы натираются эвкалиптовым маслом, суют меж пальцев ног табачные листья, брызгаются сверхсильными комариными репеллентами, обтираются лимоном, покрывают ноги и руки толстым слоем подсохшего мыла и так далее и тому подобное. Самый надежный и рациональный способ – закрытая обувь, плотные длинные синтетические носки и заправленные в них брюки, а лучше всего женские капроновые колготки! Однако носить такую амуницию в условиях жарких субторпиков не всегда представляется возможным. Плюс пиявки вполне способны подняться выше пояса и при наличии времени заползти куда угодно. Поэтому находясь в богатых на пиявок регионах, надо быть начеку и периодически себя осматривать. С другой стороны не стоит впадать в паранойю. Для современного человека пиявки не представляют сколь-либо существенной опасности. Они конечно противны и отвратительны, но не более того. Никаких переносимых пиявками заразных заболеваний человека до сих пор не зафиксировано. Изредко у некоторых людей наблюдается аллергия на их слюну. Также не исключена возможность побочного заражения через кожные повреждения оставшейся после укуса. Чтобы понизить риск заражения и остановить кровотечение ранку лучше промыть, дезинфицировать и залепить пластырем либо же перебинтовать. Укус может зудеть, в этом случае надо проявить силу воли и воздержаться от расчесывания. Если силы воли под рукой нет или ее не совсем достаточно, то надо отвлечься: прыгнуть с парашютом, объяснится в любви или потребовать прибавку к жалованию. Если и после этого вы не можете забыться и перестать чесаться, то надо принять антигистаминный препарат.

Снимать пиявку лучше всего ногтем (или другим плоским неострым инструментом), нарушая хватку присоски боковым счищающим движением. Этот маневр надо проделать с головной и ножной присосками. Просто тянуть пиявку за хвост не стоит, это заставит ее присосаться еще сильнее. Из моей личной практики могу сказать, что удалить пиявку с места укуса довольно просто, а вот окончательно стряхнуть с тела дело не из легких. Я даже зауважала моих кровопийц за их непоколебимую целеустремленность. Стоило оторвать пиявку от одной точки, как она, проявляя настоящие чудеса акробатизма, тут же присасывались к другой. Про это пожалуй можно было бы нарисовать очень смешной мультик.

leech-jaws  0008-016-Tip-Kolchatye-chervi

Распространенный “народный” метод снятия пиявок – прижигание сигаретой или пламенем зажигалки. Современная медицина не рекомендует заниматься подобным живодерством во-первых  потому что курение вредит вашему здоровью, во-вторых потому что в пиявочной панике легко можно обжечься самому и в-третьих потому что прижженная пиявка не только разжимает челюсти и присоску, но и выплевывает содержание своего желудка, в котором могут присутствовать совсем не нужные вам ингредиенты. Последнее предостережение относится и к методам в которых используются соль, алкоголь, лимонный сок, мыло, уксус, средства от комаров, тигровый бальзам и прочие подручные химикалии. Все эти вещества вызывает у червя мучительную агонию, при которой, непроизвольным сокращением мускулов, из желудка изгоняется уже высосанная кровь, симбиотические микроорганизмы, энзимы и другое содержимое, присутствие которого в нашем кровотоке не желательно. Плюс, используемые вами средства, неизбежно попадут в прокушенную ранку и вызовут жжение и дискомфорт, гораздо сильнее того, который причиняла сама пиявка. Так что лучше всего просто поработать ногтем, а не заморачиваться с пытками огнем или хим. атаками.

После того как я избавилась от налипших на кожу пиявок, пришел черед осмотреть снятые носки и кроссовки. Удивительное совпадение, но фасон и тех и других был выбран, словно по заказу самих пиявок. Носки были домашней работы. Типичные российские шерстяные носки, купленные с рук у бабушки в заснеженном Южно-Сахалинске. Пиявки пролезали сквозь ячейки вязки, с легкостью таксы проходящей под Триумфальной аркой. Обувь тоже состояла из одних дырочек. В процессе очистки я насчитала около сорока пяти пиявок! Чтобы с ними справится пришлось использовать жесткую щетку и шланг с сильным напором воды. Злополучные черви все время пытались налипнуть на руки, но я тоже была упорна и счищала их снова и снова.

leechd

За этой работой мне вспомнилось путешествия по тропическим лесам мыса Йорк, огромной малонаселенной территории штата Квинсленд. Около полугода назад я присоединилась к группе австралийских натуралистов, которые вели учет редких древесных кенгуру Беннета. День изо дня мы шастали по джунглям, в поисках следов присутствия древолазных кенгуру. Параллельно с наукой у нас велся шуточный мониторинг пиявок. Каждый вечер за ужином мы бахвалились количеством напавших на нас за день червей-кровососов. Особый приз был назначен человеку который словит пиявку в самом трудном или щекотливом месте.

В школьный выходной к нашей компании присоединились учительница и трое ребят из аборигенного поселка. Один из мальчишек панически боялся пиявок. Он шел через лес, со страхом озираясь на каждый пучек травы или низкую ветку. Любое прикосновение растительности вызывало у него конвульсию ужаса. Как на зло больше всего пиявок в этот день пришлось именно на этого мальчугана. Когда один из нас увидел на нем червя и попросил паренька остановиться, дабы его снять, ребенок впал в совершеннейший животный ужас, замахал руками, завертелся волчком, а потом ломанулся через чащобу. Пиявку удалось удалить только повалив его на землю. Никакие уговоры о там, что пиявки не причиняют человеку существенного вреда, на парнишку не действовали. Бедняга был в ужасе. Несколько раз он порывался повернуть назад, но понимая, что возвращаться придется одному и через тотже самый лес, он вновь поскуливая плелся за нами. Я взела его за руку и дабы отвлечь от навязчивой паранойи стала травить всякие байки про мою далекую родину. Типа: зима, снег, полярный круг, русская печка и т.д. и т.п. Мальчик слушал в пол уха, ему было не до белых медведей и северного сияния, у него были заботы поважнее. Эээх, как же я его понимала! Ведь когда-то, когда мне было лет пять, со мной случилась такая же история. Мои родители взяли меня с собой на реку Дон. Под Воронежем Дон река быстрая и мутная, так что купаться в главном русле в ней опасно. Однако родители нашли таки мне тихую мелководную безопасную заводь и выпустили дочку поплескаться. Оказалось что туже самую заводь по тем же самым причинам облюбовали и пиявки. В скором времени одна из них тихонечко присосалась к моей лодыжке. Сколько уж она там сидела, я не знаю, но кто-то из взрослых ее заметил и предложил мне ее снять. Ой, что тут случилось! Я увидела на своей ноге пиявку, подпрыгнула в воздух, завизжала как резаный поросенок и стала бессистемно метаться, со страшной скоростью нарезая круги и восьмерки. Ловили меня долго. И так же как с аборигенским мальчиком, пиявку удалось снять только повалив меня на землю. Я голосила, брыкалась и захлебывалась слезами. В реку меня потом было не заманить недели две. Да и сейчас, по прошествии стольких лет я не очень то люблю ходить по дну, а предпочитаю сразу плыть. Та пиявка впечаталась в память сильнее всех остальных детских ужасов.

Пиявка Leech Пиявка Leech

Аборигенного мальчика успокоить так и не удалось. Он шмыгал носом и вздрагивал при виде малейшего листочка прилипшего к его кроссовкам. К концу дня с него собрали четырех пиявок. Возможно это был его последний поход в лес.

Я же за всю многодневную кенгуровую экспедицию смахнула с себя от силы штук десять пиявок, да и то прежде чем они успели отведать моей крови. Наверное мне везло, плюс я была очень внимательна, носила разумную закрытую обувь, заправляла брюки в непрокусываемые носки, постоянно себя проверяла, была настороже. В общем помнила, где зимуют австралийские раки. Моя осмотрительность и почтение ко всем потенциальным угрозам со стороны австралийской флоры и фауны, явно пошли на пользу. За восемь месяцев постоянных путешествий по диким и отдаленным углам красного континента меня так никто и не укусил и не ужалил и не съел. А ведь Австралия континент не простой, можно сказать опасный. Надо быть на чеку, уши не развешивать, клювом не щелкать. Тут ведь и пауки, и крокодилы, и змеи, и  жалящее дерево, и боксомедузы, и пьяные водители… Всех я предусмотрела, всех избежала! Тра ля ля ля ля ля ля…

Это нешуточное путешествие и его безопасное завершение я припоминала вычищая из кроссовок очередной десяток пиявок. Эх эх эх эх, как же ж я так прокололась? Вот так ведь и бывает! Аккуратно идешь весь маршрут, смотришь под ноги, обходишь опасности, нивелируешь трудности…  и вот уж дорога почти пройдена, ты видишь ее конец, из-за горизонта показывается крыша твоего дома… и тут ты спотыкаешься и падаешь лицом в лужу!

Расслабилась я под конец. Побывала в стерильной на живность Москве и совсем позабыла по чем фунт австралийского лиха. А теперь вот стою покусанная пиявками, с лодыжек капает кровь. Весь паркет математикам заляпала! Эх эх эх, смех да грех с этими пиявками.
© Надежда Звягина

Пиявка Leech

close
Facebook IconYouTube IconTwitter Icon